Кавказское Горное общество — история создания

Вообще, можно сказать, что Пятигорску повезло дважды: когда его основали в краю целебных источников и когда судьба привела сюда опального поэта, который, как и большинство российских поэтов, стал называться после смерти великим. Звезда Лермонтова до сих пор горит на нашем небосклоне, а если верить известному геологу В.В. Дубянскому, то имя поэта стало и своеобразным импульсом в создании Кавказского горного обществ в Пятигорске.


Идея зарождения общества возникла 15 июля 1901 года, в день открытия временного памятника на месте дуэли М. Ю. Лермонтова.

«Живо встал у всех перед глазами образ вдохновенного поэта, — вспоминал Дубянский, – и тут же среди небольшого кружка интеллигенции возникла мысль о создании в Пятигорске такой общественной организации, которая бы занялась пропагандой идеи широкого ознакомления посетителей Кавказских Минеральных Вод с воспетыми Лермонтовым чудными уголками нашего края».

Виктор Викторович допустил небольшую ошибку: идея организации общества возникла еще в 1899 году, когда в здании Николаевского вокзала собралась общественность города во главе с Доктором О. А. Чечеттой. Но прошло почти три года, прежде чем, пройдя по всем инстанциям министерства внутренних дел, в министерстве земледелия и государственных имуществ, был одобрен Устав общества.

Программа принималась обширная, да и цели, которые ставились перед новой организацией, были благородными. Но общество ставило так, же своей целью развитие туризма, научное исследование Кавказа его охрану достопримечательных мест. Общество выполняло роль экскурсионного бюро, стало центром по приему ученических групп, клубом горных туристов и методическим центром по разработке маршрутов. Гости курорта совершали экскурсии к Юцкому водопаду, не вершину горы Бештау, могли переночевать на Бермомытском плато. Немало радости доставляли многодневные поездки к подножию Эльбруса и по Военно-Грузинской дороге. Только в первый год были проведены 73 экскурсии. Объем по нашим меркам небольшой, но ведь это было начало!

А вот как заботилось общество о детях, зная, что в управлении КМВ нет денег. Горное общество обратилось к попечителю Кавказского учебного округа, в министерство просвещения и департамент железных дорого с предложением о занижении тарифа для детских групп. Можно составить громадный список с названиями реальных училищ, университетов, мужских и женских гимназий, семинарий, ученики которых побывали в Пятигорске В доме Лейцингера, где находился вначале бесплатный приют общества. В отчете за 1916 год, правда, к сожалением говорится об отсутствии средств на возведение отдельного здания для ученических экскурсий, в результате чего правление решило перестроить надворные постройки на дворе лермонтовской усадьбы.

Кто же входил в Горное общество? К сожалению, имя его председателя барона Адольфа Петровича Лорча, сегодня забыто. О его личности и судьбе мало что известно. Известно, что он занимался альпинизмом, ратовал за прокладку трамвая между городами Кавминвод, пропагандировал создание отряда бойскаутов, дабы привлекать молодежь к спорту. После революции эмигрировал во Францию, жил и Ницце. В одном из писем от 6 апреля 1923 года известному фотографу — краеведу, члену правления Горного общества Григорию Ивановичу Раеву сообщал, что закончил книгу о Кавказе, «которую начал было еще в Кисловодске в начале войны», и что книга эта должна выйти на французском языке в Париже, далее писал о предстоящей поездке в Итальянские Доломиты, и что рад возрождению общества, которое сможет «работать на пользу дорогого Кавказа…»

Совсем немного знаем мы и о первом председателе общества Оттоне Антоновиче Чечетте. Известно, например, что был он «группным» врачом в Пятигорске несколько сезонов. Являлся профессором Петербургской военно-медицинской академии. Считался одним из крупнейших психиатров России. И, наконец, был пропагандистом идеи создания высокогорного Цейского курорта. Эту идею отстаивал он на съезде бальнеологов, гидрологов и климатологов, состоявшемся в 1903 году в Пятигорске, и лично организовал две экскурсии с участниками съезда и Цейскому леднику. А в 1915 году в 8-м и 9-м номере журнала «Русский врач» появилась его статья «К устройству горной здравницы и климатической станции для чахоточных на Кавказе у Цейского ледника в горной Осетии.»

Но профессор Чечета оставался председателем лишь до 1907 года, когда им был сделан решительный самоотвод.

Причина была веской — доктор большую часть жил в Петербурге и координировать деятельность Кавказского общества был не в силах.

В том, кто будет новым председателем, никто не сомневался — им единогласно был избран Рудольф Лейцингер. Окружавших его людей восхищала и притягивала его внутренняя энергия, страсть и желание действовать. Он был членом-учредителем не только Горного общества, но и Общества пособия бедным и Общества «взаимного от огня страхования». Он также разработал проект прокладки трамвая, который был принят почти целиком Управлением Вод. Затем представил в министерство торговли и промышленности проект посадок деревьев не горе Горячей. Много хлопотал об устройстве бульвара по Теплосерной улице, на что затратил, немало своих средств.

В его доме был устроен первый в Пятигорске зимний театр и бесплатный приют для ученических экскурсий. Казалось, что этот человек, переполненный идеями, просто не мог жить серо и буднично. Его как швейцарца, выросшего в горах, магнитом притягивали высочайшие вершины Европы. Возможно, это сыграло свою роль в появлении грандиознейшего проекта Лейцингера — прокладки пешеходной тропы на западную вершину горы Эльбрус, на которой должны были быть построены четыре хижины с оборудованными на них метеостанциями. Во все научные общества были отправлен макет проекта, с целью испросить у них и финансовую поддержку, и помощь оборудованием. Денег, конечно, не нашлось, и, тем не менее, в 1909 году из небогатых средств Кавказского горного общества были выделены 500 рублей, и первый приют на Кругозоре был построен.

Хочется рассказать и о Петре Григорьевиче Лысенкове, казаке станицы Горячеводской. Он погиб при отступлении Красной Армии на Астрахань 1919 году. Лысенко часто сопровождал горные экскурсии общества, на Эльбрус совершал восхождения не менее трех раз, был проводником у известного русского геолога В. В. Дубянского.

В материалах Кавказского Горного общества имя Дубянского упоминается часто. Он вступил к него фактически со дня основания еще студентом. В 1911 году общество выпустило его книгу «На Эльбрус по Баксану», где он повествует о двух удачных восхождениях: на западную и восточную вершины Эльбруса.

Собранный в этих экспедициях материал лег в основу его монографии « К петрографии Эльбруса», за которую молодой ученый был удостоен премии Императорской академии наук.

Как ученый он успел сделать за свою жизнь не мало: описал продукты вулканических извержений Казбека и Эльбруса, выяснил природу вулканических туфов по реке Баксан, исследовал рудные месторождения Кавказа, дал описание некоторых ископаемых Поволжья, Украины, других мест. Им впервые в России четко определенно практическое использование солей Кара-Богаз-Гола.

Следует признать, что со смертью Лейцингера, к сожалению, деятельность Кавказского горного общества несколько затухла. Но вот особую заслугу общества – создание музеев – надо отметить. Это важная часть деятельности почти всех российских обществ отчизноведения. И возникали эти музеи как своеобразные хранители памятников природы, прошлой, будущей и настоящей истории. И как итог — появление трех музеев в Пятигорске – краеведческого в 1905 году, музея «Домик Лермонтова» в 1912 году и Курортного музея в 1915-м году.

Кавказское Горное общество получило от Императорской Археологической комиссии право раскопок на Северном Кавказе. Раскопки проводил Всеволод Ростиславович Апухтин, и его находки по сей день хранятся в фондах музея.

Революция и гражданская война прервали деятельность Горного общества. Однако с первых же лет Советской власти его работа, благодаря старым краеведам, вновь возобновилась.

1929 год стал поворотным для краеведения в нашей стране. Именно в это время прокатилась война первых репрессий по старому краеведению. Коснулась она и Пятигорска. Через недоброжелательность прошел и Г. И. Раев. В конце жизни оставшись без пенсии, он вынужден был по частям распродать весь свой бесценный архив. Трагически оборвалась и жизнь крупнейшего краеведа, одного из первых лермонтоведов Д. М. Павлова.

Историческое краеведение стало неуклонно вытесняться производственным. В жизнь активно внедрялся лозунг: «С историей мы историю не сделаем». Как не горько осознавать, но это факт: старые краеведы, воспитанные еще на карамзинской идеи, что краеведение способствует улучшению жизни народа, становились лишними, превращались в «пережиток прошлого».

Возможно, происходило это еще и от того, что именно в старом краеведении наука прочно соединялась с прошлым нашего края. В России оно зачастую становилось особой формой существования для большого слоя интеллигенции. Это можно было бы назвать своеобразным «хождение в народ», тем, что называется чисто российской потребностью интеллигенции «отплатить» за свою образованность, то есть внутренней потребностью сеять культуру. Может быть, потому, и ощущаем мы сегодня нехватку большого пласта исторических знаний, которые, тем не менее, перестали существовать. И отсюда наше не умение осознавать ценность тех людей, которые жили рядом с нами.

Кавказское Горное общество в Пятигорске и на курортах Кавминвод – особая малоизученная страница в истории нашего края. Возникшее на рубеже веков, оно вобрало в себя все лучшие и типичные качества отечественного краеведения и всячески способствовало развитию просвещения и науки. Именно работы общества и энтузиазм его председателей стали двигателем в развитии санаториев Кисловодска, Пятигорска, Ессентуков, Железноводска, воплотились в современное нам время в работе крупнейших и лучших санаторно-курортных учреждениях края (санаторий Плаза Кисловодск, санаторий Заря, санаторий им. Тельмана, санаторий Виктория итд и тп.). Общество прививало мысль, что любовь к большой Родине начинается с любви к малой, к тому месту, где родился. А любовь предполагает знание и понимание определенных истин, что ценность человеческой жизни созидание и что человеку не обойтись без истории. «Вынуть историю из современности – значит вынуть из нее душу». Кавказское Горное общество, равно как и другие краеведческие организации, боролось за то, чтобы эту душу сохранить.

Оставьте Комментарий

Your email address will not be published.