Древнейшая история Кисловодской котловины

Начало изучения первобытных древностей эпохи энеолита — бронзового века в зоне Кисловодской котловины положили работы Д. Я. Самоквасова в конце XIX века. В то же время зарождается интерес к древностям родного края местных краеведов. Впоследствии, благодаря самоотверженной работе краеведов на Кавминводах, были открыты и спасены от разрушения многие курганы и поселения первобытного времени. Большой вклад в развитие источниковедческой базы археологии внесли Н. М. Егоров, И. С. Гумилевский, Н. Н. Михайлов, А. П. Рунич и другие, благодаря которым приезжающие в санатории Кисловодска могут ознакомиться с историей этих мест.


В 1982 г. в зоне Кисловодской котловины при активной поддержке сотрудников Кисловодском краеведческого музея и местных органов Охраны памятников начинает работать Предгорная экспедиция Института Археологии. Ее работы сконцентрировались в основном на исследовании поселений, курганов энеолитической эпохи и периода бронзового века. Она принимает участие в работах на строительстве трассы Кисловодск — Клин-Яр, начинает крупномасштабные раскопки кобано-аланского могильника на Клин-Яре, исследует курганы на территории совхоза «Тепличный» у пос. Нежинского, благодаря поддержке руководства совхоза «Тепличный» и его директора Э. К. Чубарова; продолжает работы Н. Н. Михайлова и А. П. Рунича на поселении «Замок». Ниже кратко излагаются отдельные положения по реконструкции истории населения Кисловодской котловины в период IV—II тыс. до н. э.

Начало появления населения с производящими формами хозяйства в зоне Кисловодской котловины относится к эпохе энеолита (1-я половина—середина IV тыс. до н. э.). Пласт энеолитических отложений открыт на поселении «Замок». Поселение локализовано на мысу с естественной фортификацией. Его топография типична для домайкопского периода предгорных памятников энеолитической эпохи. Керамическая коллекция «Замка» этого времени содержит разнообразные экземпляры посуды, позволяющие относить «Замок» к западному ареалу энеолитических поселений Предкавказья. Однако среди нее имеются образцы керамики, тяготеющие к центру южного Кавказа. Среди костяных поделок представлены декоративные предметы, отражающие связи населения с широким кругом племен понто-предкавказских степей (костяные пластины с отверстиями). Опираясь на коллекцию находок «Замка», можно выдвинуть тезис, что уже в то время население Кисловодском котловины находилось на пересечении культурных влияний, связанных с контактами южно-восточно-европейского населения, прикубанского региона и центра южного Кавказа. Отложений последующей майкопской культуры поселение «Замок» не имеет.

Поселения эпохи ранней бронзы (конец IV — первая половина III тыс. до н. э.) локализуются в иных местах. Они не имеют естественных укреплений и тяготеют к небольшим долинам, прикрытым невысокими отрогами. Такова топография поселений Индустрия, Аликоновское I, Катыхинская балка.

Памятники майкопской культуры на Кавминводах представлены ее двумя разновидностями: «галюгаевским» и «долинским».

Памятников новосвободненской группы здесь не обнаружено. Взаимосвязь населения и хронологии этих двух составляющих майкопскую культуру на Тереке и Кавминводах пока недостаточно ясна. Можно лишь отметить некоторые прикубанские черты галюгаевского Майкопа в Кисловодской котловине (глиняные конусы со шляпкой, некоторые типы венчиков сосудов). К галюгаевской разновидности памятников относятся памятники: Индустрия, Аликоновское I, курган у пос. Иноземцево (раскопки В. Г. Петренко), курганы у госпиталя инвалидов в г. Пятигорске, Лермонтовской скалы, Автозаправка, следы захоронений долинского Майкопа обнаружены в Нежинских курганах. Майкопское население продолжает линию развитии земледельческо-скотоводческого хозяйства, обозначенную еще в энеолите, но судя по костным останкам роль охоты у них заметно понижается в обеспечении соплеменников мясной пищей по сравнению с материалами «Замка», Особенности топографии майкопских поселении, видимо, также были более приспособлены под мотыжно-земледельческое хозяйство, чем места обитания энеолитических племен. Хозяйство майкопцев было земледельческо-скотоводческим-комплексным. Костные останки, в основном, принадлежат крупному и мелкому рогатому скоту. Поселения майкопцев в зоне Кисловодской котловины лежат по естественным трассам связей в долинах ущелий рек, занимая, очевидно, выгодное положение для участия в дальней транзитной торговле.

Население, оставившее энеолитический слой «Замка», поселения и курганы майкопской культуры относятся к предкавказско-южнокавказской линии развития народов Предкавказья, имеющей ярко выраженные связи с племенами центра Большого Кавказа и Южного Кавказа. Возможно, поставить вопрос, что это было собственно предкавказское население, имеющее многокомпонентные истоки формирования с участием племен центральных участков Большого Кавказа и части южнокавказского населения и населения западного Предкавказья (в рамках майкопской культуры).

Проблема реконструкции их языка, исторической интерпретации о связи о различными этносами, упомянутыми в письменных источниках — на мой взгляд — с научной точки зрения пока просто неразрешима ввиду глубокой древности исследуемого пласта памятников.

Наряду с населением предкавказско-южнокавказской линии развития предкавказского населения в Ставрополье уже в эпоху энеолита отмечаются носители иной — предкавказско-южноевропейской линии, представленные древнейшими подкурганными материалами и памятниками, так называемой ямной культуры. Эта линия заметно усиливается в эпоху средней бронзы; в Кисловодской котловине ее представляют материалы средне-бронзового слоя поселения «Замок», лежащего выше неолитического слоя, различные курганы Кавминводской группы. Носители этой линии развития имели многочисленные контакты и связи с населением юга Восточной Европы, которые проявлялись в различных атрибутах быта: шнуровой керамике, комплексе ритуально-магических вещей: поделках из кости, металла. Предкавказско-южновосточноевропейская линия развития была представлена разнообразными культурными группами с различными погребальными обрядами: в каменных ящиках, ямах с заплечиками, катакомбах и т. д. Ее связи с населением северных склонов Большого Кавказа неоднократно отмечались в литературе. Порой материал иллюстрирует даже смешение, симбиоз носителей предкавказско-южнокавказской — линии развития на предкавказско-южновосточноевропейской. На этом сложном фоне многокомпонентных этнических процессов население Кисловодской котловины и Кавминвод отражает компактно проживающую здесь группу племен второй половины III — первой половины II тыс. до н. э.

Эпоха среднего бронзового века в Кисловодской котловине сменяется переходным посткатакомбным периодом к позднебронзовому веку (16—13 в.в. до н. э.). Ее материалы относятся к особой стадии развития центрально-предкавказского населения, предшествующей кобанской культуры центра Большого Кавказа. Данные о связи этой группы с предкавказско-южнокавказской линией развития отсутствуют. Ее характер еще довольно неясен и имеет во многом собственно предкавказскин облик.

Подкурганные материалы аликоновской группы синхронно с памятниками стадиально близкого периода в Ставрополье завершают раннюю историю подкурганных обрядов на Ставрополье вплоть до скифо-сарматского времени. Материалы переходного периода к раннему железному веку, конца эпохи поздней бронзы, возможно, связаны более с поселениями этого периода и бескурганными обычаями захоронений.

В итоге, тезисный обзор основных историко-культурных стадий развития населения Кисловодской котловины отражает, как и весь материал первобытной археологии Предкавказья, традиционное сосуществование здесь двух линий развития разнокультурных этносов, связанных с предкавказско-южнокавказской линией контактов, этно-генетических процессов и предкавказско-южновостоноевропейской. Начало обеих направляющих этно-культурного развития населения Предкавказья берет истоки в эпоху энеолита и продолжает свою историю в периоды раннего железного века и в наши дни, то ослабевая, то усиливая роль каждой из этих линий, всегда стремящихся к частичной взаимной адаптации и сосуществованию.

Оставьте Комментарий

Your email address will not be published.